Как «завалить» Антикоррупционный суд: план президента Избранное

Как «завалить» Антикоррупционный суд: план президента
11.01.2018 00:00
shadow
Как «завалить» Антикоррупционный суд: план президента
Как «завалить» Антикоррупционный суд: план президента

Все ухищрения скандального законопроекта.

Отдельные авторы были представлены в качестве экспертов ОБСЕ, но сама организация уже открестилась от участия в разработке законопроекта.

Во вторник, 26 декабря, почти «под елочку» на сайте Верховной Рады наконец появился президентский законопроект № 7440 об Антикоррупционном суде. Поскольку парламент — на новогодних каникулах и соберется только через три недели, у всех заинтересованных сторон есть возможность разобраться и подискутировать, что же наработали на Банковой участники экспертной группы. В ее состав вошли основатель Фонда инноваций и развития Георгий Вашадзе, ученый Анатолий Заяц, директор Фонда инноваций и развития Роман Яковлев и судья Высшего специализированного суда Валентин Сердюк, а также заместитель главы Администрации президента Алексей Филатов. При этом Сердюк и Заец были представлены в качестве экспертов ОБСЕ, но сама организация уже открестилась от участия в разработке законопроекта.

«В основе закона лежат рекомендации Венецианской комиссии и ОБСЕ, — уточняет Вашадзе. — Кроме того, свои пожелания высказали эксперты и общественные организации. Мы собрали воедино все эти рекомендации и написали окончательный вариант законопроекта. Замечу: мы создали базовый законопроект, который будет рассматриваться и в первом, и во втором чтении. В него могут внести много изменений». А менять проект, похоже, придется кардинально.

Принятие закона об антикоррупционном суде было одним из требований митингующих под Радой во главе с Михаилом Саакашвили, но очевидно, что на президента подействовали не требования улицы, а категорическая позиция западных партнеров. Создание специализированного суда для коррупционеров является одним из основных требований Международного валютного фонда, сотрудничество с которым сейчас зашло в тупик. Ранее у президента всячески противились созданию нового учреждения, аргументируя это тем, что в цивилизованных странах обходятся без антикоррупционных судов, взамен предлагая создать антикоррупционные палаты при существующих судах. Впрочем, общими усилиями Порошенко все же удалось «уломать». Причем президент сначала предложил парламентским фракциям выработать компромиссный законопроект, который бы он потом внес в зал, но из-за пассивности депутатов взял эту «ношу» на себя. Депутаты со своей стороны разве что смогли на последней неделе перед новогодними каникулами, да и то не с первой попытки, отозвать ранее зарегистрированный группой нардепов-антикоррупционеров депутатский законопроект по этой же теме, чтобы открыть путь президентский инициативе.

По логике многих сторонников создания Антикоррупционного суда идея заключалась в том, чтобы в нем рассматривались дела, подследственные Национальному антикоррупционному бюро, компетенция которого четко определена. Председатель бюро Артем Сытник неоднократно жаловался, что все труды его ведомства по разоблачению топ-чиновников напрасны, потому что обычные суды просто не способны вынести адекватные приговоры и дела разваливаются. А вновь создаваемый суд не будет частью старой системы и будет формироваться с нуля с участием западных организаций. Необходимые же предохранители его независимости можно ввести на этапе принятия законопроекта.

Конечно, у Порошенко просто так не могли создать документ, который бы устраивал апологетов создания Антикоррупционного суда, — так и получилось. Там использовали «хитрую» схему: в авторский коллектив документа вписали упомянутых выше экспертов и ученых, некоторые из которых принимали участие в разработке закона о НАБУ. Поэтому сейчас, когда у активистов антикоррупционного движения возникают многочисленные претензии к тексту проекта, на Банковой кивают в сторону уважаемых разработчиков.

Так что именно предлагается в новом законопроекте и какие именно нормы уже вызвали возмущение активистов-антикоррупционеров и общественных организаций?

Во-первых, законопроект предусматривает, что Антикоррупционный судбудет рассматривать дела не только Национального антикоррупционного бюро, но и других силовых органов. Это, по мнению критиков документа, может привести к чрезмерной загрузке суда и блокированию его работы.

Во-вторых, некоторые подследственные НАБУ направления суд рассматривать не сможет, в то же время на него будет возложено рассмотрение, казалось бы, «непрофильных» дел — в частности, по обороту наркотиков.

В-третьих, Общественный совет международных экспертов, который будет оценивать кандидатов в судьи, не будет иметь права вето на кандидатуры. Окончательное слово остается за Высшей квалификационной комиссией судей, которую трудно назвать независимым органом.

В-четвертых, строгое соблюдение заоблачных критериев, предъявляемых к будущим судьям, приведет к тому, что таких людей просто не удастся найти и в Антикоррупционном суде просто не будет кому работать.

В-пятых, остаются лазейки, когда дела, подсудные Антикоррупционному суду, смогут рассматриваться в других судах.

И это далеко не все претензии ...

Конституцией Украины предусмотрено, что в Украине, согласно закону, могут действовать высшие специализированные суды (статья 125). Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» закрепил, что в системе судоустройства действуют высшие специализированные суды как суды первой и апелляционной инстанций по рассмотрению отдельных категорий дел. Высшими специализированными судами является Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности и Высший антикоррупционный суд (статья 31). При этом решение большинства вопросов, связанных с деятельностью Высшего антикоррупционного суда Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» относит к урегулированию отдельным законом.

Что будет рассматривать Антикоррупционный суд

Согласно подготовленному на Банковой проекту, Антикоррупционный суд будет состоять из суда первой инстанции и апелляционной палаты. И рассматривать он будет не только дела, подотчетные НАБУ, но и, например, Нацполиции, Государственному бюро расследований и другим органам. Разработчики проекта объясняют это тем, что положение УПК, которое определяет подследственность НАБУ, охватывает не все коррупционные преступления и касается очень ограниченной категории коррупционеров. Это якобы позволит Антикоррупционному признаков специального (а не специализированного) суда, создание которых запрещено Конституцией. Также авторы проекта обеспокоены тем, что зацикливание суда на НАБУ может превратить суд в «карманный».

На Банковой признают, что идут в этом смысле в разрез с выводами Венецианской комиссии, однако отмечают, что та же комиссия поддержала рассмотрение Антикоррупционным судом связанных преступлений, таких как злоупотребление властью или официальным статусом, незаконное обогащение и отмывание денег. Так, например, к подсудности суда предлагается относить дела, связанные с оборотом наркотиков и оружия, зато суд не будет заниматься подследственным НАБУ декларированием недостоверной информации о состояния госслужащих. К тому же, Антикоррупционный суд, по замыслу, должен еще и осуществлять надзор за соблюдением законов при досудебном расследовании (через институт следственных судей) и рассматривать все ходатайства о применении мер по делам, относящимся к его подследственности. Опасность такой ситуации заключается в том, что новый суд может быть просто завален делами из разных силовых институтов и разнообразной «текучкой», и его работа будет парализована. Чтобы совсем уж не распылять внимание суда, авторы проекта предлагают установить, что ему будут подсудны коррупционные и связанные с коррупцией преступления, если размер предмета преступления или причиненного им вреда в 500 и более раз превышает размер прожиточного минимума в момент совершения преступления.

При этом депутат от БПП Мустафа Найем отмечает, что законопроект прописан таким образом, что теоретически дела, ради которых и создается Антикоррупционный суд, могут рассматриваться не только им. Допускается, что такие исключения составят производства относительно коррупционных преступлений, совершенных судьями или работниками Антикоррупционного суда, и случаи, когда в результате отводов, заявленных судьям, невозможно будет образовать состав суда. В таком случае рассмотрение уголовного производства по первой инстанции будет возложено на апелляционный суд, юрисдикция которого распространяется на Киев. Никакие региональные «филиалы» Антикоррупционного суда не предусмотрены. Кстати, дисциплинарное производство в отношении судей Антикоррупционного суда до их возможного освобождения будет осуществляться в общем порядке, то есть Высшим советом правосудия, что можно расценить как один из элементов давления на независимых судей.

А судьи кто

Учитывая особый статус суда, критерии к его судьям выдвигаются более жесткие, чем прописанные в Конституции на должность «обычного» судьи. Судья новосоздаваемого органа должен:

  • быть не моложе 35 лет;

  • иметь стаж работы в должности судьи не менее пяти лет или ученую степень в области права и стаж научной работы в сфере права не менее семи лет, или опыт профессиональной деятельности адвоката по меньшей мере семь лет, или совокупный стаж (опыт) такой работы не менее семи лет;

  • иметь значительный практический опыт профессиональной международной деятельности в сфере права по вопросам противодействия и борьбы с коррупцией и обладать прогрессивными мировыми практиками в этом направлении.

На Банковой последний пункт не считают препятствием для формирования суда, поскольку «многие украинцы сейчас работают в аппарате Европейского суда по правам человека или GRECO (международная организация Группа государств по борьбе с коррупцией)». Эти специалисты якобы должны быть заинтересованы в работе в новом суде и подаваться на конкурс.

При этом законопроектом предлагается закрепить невозможность назначения судьями Антикоррупционного суда лиц, которые:

  • на протяжении последних 10 лет работали в правоохранительных органах;

  • были депутатами всех уровней;

  • в течение пяти лет входили в состав руководящих органов политической партии или были связаны с политическими партиями трудовыми или договорными отношениями;

  • входили в состав комиссии по вопросам государственных закупок или в состав тендерных комитетов;

  • были привлечены к ответственности за коррупционные или связанные с коррупцией правонарушения.

Количество судей Антикоррупционного суда должна определить Государственная судебная администрация в течение месяца со дня вступления закона в силу. По словам одного из разработчиков законопроекта Григория Вашадзе, полный состав Антикоррупционного суда (первая инстанция и апелляционная палата) составит 40 судей. Найти за год, что выделяется на создание суда после вступления закона в силу, столько таких суперпрофи-«марсиан» с соответствующим опытом не представляется возможным. Особенно если учесть, что законопроект не предусматривает для них особых преференций по сравнению с другими судьями, кроме дополнительных гарантий безопасности. Однако судьи Антикоррупционного суда должны быть готовы к постоянному мониторингу добродетели, в том числе, регулярному психофизиологическому исследованию с применением полиграфа. А чтобы суд смог начать работу, нужно выбрать две трети судей первой инстанции и половину судей по апелляции.

Как избираться

Одна из основных причин недовольства критиков законопроекта заключается в прописанной процедуре избрания судей. Президент в законопроекте предлагает предусмотреть создание Общественного совета международных экспертов, предложенных международными организациями, с которыми Украина сотрудничает в сфере предотвращения и противодействия коррупции (не более семи членов). Он и будет заниматься оцениванием кандидатов в новый суд. Но с одним большим «но» — этот совет будет работать при Высшей квалификационной комиссии судей, а также если совет «завалит» кандидата из-за несоответствия критериям добропорядочности, этот вывод может отменить ВККС не менее 11 голосами (2/3 от общего состава) и подтвердить способность такого судьи осуществлять правосудие в Антикоррупционном суде.

Нардепу из «Самопомощи» Сергею Соболеву это напоминает трюк при подборе судей Верховного суда, когда Общественный совет добродетелидопустили анализировать кандидатов в судьи, но проигнорировали большинство его разоблачений: «Теперь Петр Порошенко предлагает повторить трюк при формировании антикоррупционного суда. Это плохая идея, которую мы должны отбросить в парламенте. Право подбора кандидатов в Антикоррупционный суд следует напрямую делегировать представителям Евросоюза и США. Мы привлекли их при подборе директора Антикоррупционного бюро и Антикоррупционного прокурора и это хорошо сработало. Представителей европейского и американского правосудия было невозможно ни подкупить, ни заморочить».

Этой нормой также недовольны в антикоррупционной общественной организации Transparency Inteational, ибо Венецианская комиссия рекомендовала предоставить международным организациям и донорам решающую роль в процессе отбора судей. Учитывая большое количество претензий к законопроекту, в Transparency Inteational призвали Порошенко его отозвать.

Конечно, можно не сомневаться, что еще на этапе обсуждения вброшенный Администрацией президента резонансный законопроект будет существенно изменен. Некоторые же наиболее противоречивые новеллы могли быть внесены, чтобы потом «под влиянием общественности» от них показательно и «демократически» отказаться. Но даже если создание Антикоррупционного суда пойдет по идеальному варианту с учетом всех предыдущих недостатков и уже весной необходимая законодательная база будет принята парламентом, фактически заработает он не раньше 2019-го года. И, скорее всего, уже после президентских выборов.


Источник: “http://kompromat1.info/articles/79602-kak_zavalitj_antikorruptsionnyj_sud_plan_prezidenta”

Оставить комментарий